Через год «Барокко» отметит двадцатилетие, и трудно сказать, музыка какого народа не звучала на его концертах. К юбилею музыканты готовят десять программ, и среди них цикл концертов, включающих музыку композиторов добаховского периода, Баха и его родственников и соратников, Генделя, Телемана, а также композиторов итальянского барокко Палестрина, Монтеверди, Перголези.

Исполняется и музыка современных советских композиторов.

— Но музыканты видят свой гражданский долг в том, чтобы в первую очереди возрождать русскую музыку, — говорит И. В. Попков. — На концерте в Италии играем в первом отделении Баха и Вивальди, а во втором под рукоплескания — Бортнянского! А ведь как было раньше? Предлагаешь музыку этого композитора — не знают такого, давай Вивальди! В следующий раз дарю пластинку, на которой — произведения русских композиторов XVIII в. В США, где мы играли доглинковцев, нас многие слушали, записывали на магнитофон и объясняли: «Будем продавать эти записи, на них большой спрос». Ничего не поделаешь, это страна бизнеса.

Думаете, чем обеспечен нам успех? Тем, что мы восстанавливаем памятники музыкальной культуры в первозданном виде, никак не интерпретируя, т. е. не толкуя по-своему классику. Мы хотим играть музыку, написанную людьми, жившими два века тому назад. Это наши предшественники, они жили в нашей стране, дышали ее воздухом, их волновала история культуры родной земли, и они сами творили эту культуру. И потому мы, подобно реставраторам старинной живописи, бережно обращаемся с каждой находкой. Еще один голос из прошлого! И знаете, вот уже 19 лет ведем мы этот нескончаемый поиск и поняли, какие же удивительные люди были наши предки! Сколько в них разума и чувства, ясности в мыслях и спокойствия, сколько благородства и уверенности в счастливом грядущем своей родины! А какие дивные они поэты — сколько душевного трепета, тонкости, ранимости!

Много чему могут поучиться у них современники. И я уверен, если бы случилось так, что наш «Рокер» — автор письма забыл бы на пару недель о своих рок-записях и походил бы на наши концерты, он не смог бы вернуться к прежнему бездумному «балдению». В нем проснулось бы чувство национальной гордости, и он подумал бы: да почему же я, советский человек, живущий на земле великих предков, так бездарно трачу время? Такой бедной однообразной жизнью живу?

Замечу, что меня как отца не могло не волновать такое легковесное отношение сына к «моде на музыку». Как мог, рассказывал ему о своей работе, очень ^часто включал записи старинной музыки, которую он слушал часа по три, говорил с ним и каждый раз думал о том, как же вот такие беседы необходимы вам, ребята. Если вы заинтересуетесь настоящей, сложной музыкой, если не будете выключать радио, едва заслышав скрипку, клавесин и виолончель, за вас можно быть спокойными; вы не обманетесь в будущем и всегда отличите подделку от настоящего.

© Нет Попсе - www.no-pop.ru