О пристрастном отношении дирижера Мансурова к точности исполнения оркестром мелодического рисунка оперы можно было бы слагать легенды, но ограничимся двумя примерами.

Борис Эммануилович Хайкин, в прошлом один из ведущих дирижеров Большого театра, учитель Фуата Шакировича, рассказывал, как ученик поразил его своей дотошностью, когда выпало ему дирижировать «Севильским цирюльником». Одна из партий в опере написана для малоизвестного ударного инструмента под названием sistra. Сам Хайкин еще в 1932 г. выяснил у специалистов, что эта партия обычно играется на треугольнике, так он и делал всегда, так и ответил Мансурову, заинтересовавшемуся этим инструментом. Кого-то такой ответ, возможно, и удовлетворил бы. «Но не такой Фуат Мансуров! — рассказывал Хайкин. — Он стал искать слово в энциклопедиях и обнаружил, что это старинный античный инструмент, запомнил его описание и изображение. Но где этот инструмент взять? Для Фуата и тут не оказалось препон. Он делает этот инструмент сам! И вот в «Севильском цирюльнике» вместо обычного треугольника звучит странный, ни на что не похожий инструмент!» Или, работая над постановкой оперы С. Прокофьева «Семен Котко», Мансуров большое внимание уделил обучению игре на украинской бандуре одного из персонажей.

Он знал, как важен этот штрих в сочинениях Прокофьева, с подлинным мастерством использовавшего всегда национальные инструменты.

Во все времена при постановке опер вставал вопрос: кто главнее — режиссер или дирижер? Один мудрый мастер заметил: кто талантливее, тот и главнее, но у Мансурова на этот счет своя точка зрения. Не случайно в опере существует партитура, и от того, как дирижер прочитает музыкальную драматургию спектакля, зависит, как прозвучит оркестр, как споет хор, как будут вести себя солисты. Оперное сочинение часто не тождественно литературному первоисточнику (пьеса «Снегурочка» А. Н. Островского и опера Н. А. Римского-Корсакова, «Фауст» — трагедия Гёте и опера Гуно, «Князь Игорь» — опера Бородина и эпос «Слово о полку Игореве»), и дирижер обязан следовать за «лицом № 1» — композитором, оставаясь в душе и режиссером спектакля. Ему небезразлично, как двигаются, общаются актеры, где они стоят — на авансцене или в глубине площадки, а главное, как они понимают идею всей оперы, своей партии и прежде всего умеют ли интонационно преподнести ее.

© Нет Попсе - www.no-pop.ru