Мансуров убежден, что в основе оперный спектакль рождается уже на рояльной репетиции в классе, когда певец вчитывается и вслушивается в вокальные интонации. Переоценить значение этого момента трудно. На этих репетициях Мансуров часто вспоминает, как к знаменитому актеру Южину обратился молодой человек с просьбой прослушать его и дать рекомендацию.

Александр Иванович терпеливо выслушал отрывки из Пушкина, Лермонтова, Байрона, Шекспира и предложил удивленному соискателю 17 раз произнести звук «а» — с оттенком благодарности, сомнения, уверенности, восторга и т. д. А профессор Нейгауз утверждал, что этих «а» может быть в 2 раза больше.

Но порой на репетиции дирижер не только не слышит вариантов звучания «а» — он видит, что перевернута сама идея партии! Так, однажды немало пришлось ему повозиться с певцом, исполнявшим эпиталаму (от греч. epithalamios — свадебный, стихотворение или песня в честь свадьбы, получившая литературное оформление в античной поэзии в VIII — VI вв. до н. э.) в опере А. Рубинштейна «Нерон». «Блаженство новобрачным!» — пел один из героев оперы — несчастный придворный поэт Виндекс, открыто издеваясь над предавшей его невестой и жестоким царем Нероном, принудившим Кризу к браку с ним. По окончании эпиталамы Виндекса ждала казнь, но голос исполнителя трепетал от радостной приподнятости и торжественности. Именно дирижер должен помочь найти верные интонации в этом случае, и он помог их найти.

Интонация способна изменить смысл фразы, вот почему так важно для оперного певца обрести драматургию спектакля вначале в своей душе и лишь потом перевести ее в реальную форму.

Человечеству действительно повезло в том, что оно изобрело симфоническую и оперную музыку. Из обилия произведений, порождаемых этими жанрами, время отбирает лучшие и оставляет шедевры на века.

© Нет Попсе - www.no-pop.ru