В основе исполнения симфонической музыки должен лежать глубоко оправданный эмоциональный импульс — в этом смысл слушания музыки в концертном зале. Эффект присутствия музыкантов, сиюминутность переживаний создают те художественные ценности, которых не услышишь в самой совершенной записи.

И симфонический оркестр как категория по сравнению с оперным — выше. В опере допускаются обобщения в исполнении, не всегда внимание сосредоточено на тех тонкостях, какими располагает симфоническая музыка. Не всегда замечаются там неточности и неряшливость, которые не простятся на концерте. Наконец, спектакль репетируют долгие месяцы, и канву уже не меняют, каждое же выступление в концерте воспринимается как премьера. Не случайно многие дирижеры мечтают иметь именно симфонический оркестр.

Ни один коллектив так не многолик, как в оркестре, зато дирижер на эстраде перед оркестром — единственный артист: Это от него зависит — поверит аудитория в произведение или нет; это он обязан превратить в исполнительскую категорию множество эмоциональных красок — гнев, боль, радость, печаль, волнение, скорбь; это он соблюдает баланс, равновесие в оркестре, следит, чтобы никакой из инструментов не «выпирал», чтобы все они звучали в едином ритме, ведь симфония (от греч. symphonia — созвучие) — это вместе звучащие. Вот уж где музыканты не потерпят дирижера — отбивателя тактов. Им нужен маэстро, способный ежедневно поднимать уровень оркестра, не успокаиваясь на достигнутом.

© Нет Попсе - www.no-pop.ru